July 5th, 2015

Кощей

Elegía.

Я поступил в Университет в 18 лет. В нашу группу попал мужчина, химик по образованию, которому было тогда 39 лет. Его звали Abelardo, уменьшительное Lalo. Он был, не по возрасту, совершенно седым, имел двое детей, девочку - 17 лет и мальчика - 10.
С ним мы сразу сошлись.
Потом у нас образовалась группа из 6, как говорят в Аргентине - barra.
Спустя 3 года, в 1982г., у Лало был инфаркт миокарда. Его прооперировали поставив 7 by-pass. Все мы поддерживали семью, заезжали к ним, практически каждый день, и подтягивали больного в пропущенных им лекциях. В итоге, он провалил только один экзамен, который перздал на следующей сессией.
В это время у меня развился бурный роман с его дочерью, который прожил аж три года. Как ни странно, но разошлись мы дружно и любя.
Весь Университет мы прошли вместе. Хотя я закончил аттестацию и дипломную работу раньше всех.
Мы с друзьями сперва открыли аудиторскую контору, а Лало предложили должность административного директора на фирме, где он работал химиком-технологом. Он согласился.
Я ушел во внешторг, многие года скатался по миру, женился/разводился, но раз или два в год мы контачили.
Так, в прошлый четверг вечером, один парень из нашей старой компании, сообщил мне, что Лало плохо, и что 2 месяца лежит в больнице. Сердечная недостаточность.
Я позвонил в больницу, в палату. Поговорил с женой. так как ему самому было сложно говорить по телефону и спросил, можно ли навестить и расписание для визитов.
Я пришел под вечер.
В палате никого не было, кроме него. Я не осмелился войти просто так, а подошел к прилавку медсестер и спросил можно ли. Они посмотрели на монитор, увидели, что не спит и разрешили мне пройти.

С Лало мы побыли наедине окого 45 минут. Его интересовали мои дела, положение в Украине, моя деятельность, личная жизнь, мама...

Рассказал о себе. Как отлично шла его личная аудиторская контора, которую открыл после пенсии, и что два с половиной месяца тому, кирдык подкрался. Оказывается у него умер от лейкемии сын, так и он сдал.

Потом пришла жена, потом (моя бывшая) дочь.

Мы очень тепло пообщались, у окончанию вмени для визитов, меня попросили покинуть палату.

На следующее утро, рано, я уехал в Carmen de Areco посмотреть на угодье, которое купила моя племянница. Телефон я оставил дома, как всегда в выходные (беру с собой muletto, в случае ЧП, а так от дел хочу отключаться).

Но, по скайпу, в 7:30 утра, получаю сообщение от того же друга, который мне сообщил о болезни Лало, что он умер в субботу утром. Что не устраивали традиционное velatorio, которые Лало от всей души ненавидел и еще в 1982г, в больнице, заставил меня поклясться, что если он не выживет, то никаких ночных.

Так сегодня его должны были везти в 8:30 утра с дома ритуальных услуг на кладбище, которое в 35км от центра, по автостраде и что в 9:45 его хоронили.

Я сразу созвонился с его женой.

Оказалось, что приказ, чтоб никакой всеночной, Лало сдерживал 33 года спустя. Они звонили мне на мобильный, а мой домашний у них был старый.

Что утром, он попросил чаю, а ее, чтоб позвала священника. Принял причастие, исповедовался, а потом жене сказал, что давно ему пора уходить, но не хотел этого делать не простившись со мной.

Поблагодарил её за 55 лет счастливой жизни, сказал, чтоб столько не курила и пока может, чтоб присматривала за внуками.

Заснул и больше не проснулся.

А мне, вот только перед тем как начал писать эти слова, депрессия ударила мешком цемента по голове.

Открыл мальбек "Finca la Anita" 2000г. Зажег свечу.

- За тебя, Abelardo Castelao, добрый мой друг!