koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Categories:

Разговоры за обедом.

Вы помните ваш первый поцелуй?
А обстоятельства?


В мой четвертый учебный год, 1971-1972, после наябрьских каникул, в нашей 163 киевской школе, на улице Баумана, начали происходить безпрецедентные вещи: в раздевалке, расположенной в подвале начали пропадать вещи. Сперва это были шарфы и варежки. Детям от родителей начало влетать. Сперва жаловались Завхозу, который всех посылал, говоря, что растяпой не надо было быть.
Когда феномен сильно распространился, Завуч, начала проводить воспитательные беседы.
Хочу напомнить, что 1,2 и с 7-го класса ходили на первую смену, а остальные, на вторую. По субботам мы учились. Также было "дежурство", т.е. надо было детям полы в классе мыть. Также надо было снимать обувь, а в школе ходили только в тапках.
У каждого класса были вешалки, совершенно открытые, а ботинки ставились внизу. Никто за этим всем не присматривал.
Хочу напомнить, особенно всем любителям СССРа и коммунизьма, что зимних детских ботинков были в продаже только 2 модели: осенние и зимние. Для мальчиков и для девочек, всего - 4.
Зимние и осенние различались только наличием искусственного меха.
Так, как можно понять, разпознать свои ботинки, не совсем просто.
Их метили всевозсожным образом, но и это вдруг не стало помогать: все новые ботинки (зимние по 26 руб, осенние по 18) стали пропадать, а заместь их, появлялись убитые.

Это уже не варежки, а маленькое состояние. Родители подняли скандал, но всё сваливали на нерасторопность детей.

По улице Бабушкина, на углу с Баумана, был жилой дом, в котором все квартиры были сотрудников милиции, а много детишек из этого дома, т.е. ментовкие. Вот когда у Марьянковой, из нашего класса, пропали сапожки, то её отец, полковник милиции поставил всё на свои места: и директрисе и завучке, места мало стало. Каждому классу распределили стенные шкафы, маленькие для 40 детишек, но более надёжные. С родителей собрали по рублику, и туды определили вешалки и поставили замки, ключ, от которых был у классного руководителя.

Всё было бы классно, но смыться из школы до окончания уроков стало невозможно.

В школе, с социальной точки зрения, происходил очень интересный феномен. Во время уроков, на переменах, группа друзей была одна, шли домой, совсем другой гуппой, тому кто по-пути и разбивались, также на группы, а после уроков общались, совсем с другими.

Уроки заканчивались в 18:25, на улице стояла абсолютная темень, разбиваемая, в те времена, редкими фонарями на которых стояли простые лампочки накаливания. Ветер качал эти фонари, придавая всему фантасмагорический вид.

Я возвоащался из школы всегдв с дпумя девочками, Томой Коган, которая жила в общежитии по Кипраноса, напротив моего дома и Таней Климовой, которая жила на углу Кирпаноса и Щевбакова.

Случилось, что перед зимнима каникулами Таня заболела и две недели не посещала школу. Мы с Томой возвращались сами. Болтали о всяком, но скоро перешли на "взрослые" темы. В тот вечер, несмотря на подзамочные шкафчики, у Томы пропали варежки. Мы долго искали их по раздевалке, у завхоза, и в конце концов, Тома, пости расплакавшись решила идти домой. Было уже 18:45. Я ей отдал свои варежки, а сам спрятал руки карманы пальто, которое пошила мне мама. Оно было длинное, как шинель и на заячьей подкладке. Карманы тоже были на меху.

И так, морозмым вечером, возле входа в общагу, и после долгих разговорах о дружбе и любви, мы поцеловались. Правда по-детски, без языков (потребовался почти год, и посвящение одной из подруг Лилианы, моей сестры, чтоб попробовать это), но это был настоящий почелуй, со страстью и душой.

А расскажите о вашем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments