koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Утренние рассуждения

Те, кто более-менее регулярно меня читают, наверно давно раскрыли моё пристрастие к статистикам. Особенно, составлять их на базе собственных наблюдений, т.е. собственного жизненного опыта.
В последнее время, и всё с большей силой, привлекает моё внимание практически непреодолимая пропасть между поколениями.
Совсем недавно, ещё наблюдалась следующая закономерность: большая разница в менталитете зарождалась в отроческом возрасте, с резким отделением от родительского, достигая максимального разрыва к двадцати-двадцати пяти годам. Постепенно, происходил перелом, и разница сокращалась к тридцати-тридцати пяти, взгляды сближались с родительскими, не только из-за отказа от экстремализма юношеских дет, а также, из-за постепенной эволюции и родительских понятий.

Эта здоровая закономерность была безвозвратно нарушена, (причины постараюсь разъяснить ниже), и начиная с поколения, родившихся, примерно с 1955г. до поколения, которому сейчас примерно двадцать лет, указанный разрыв никогда не закрылся (и боюсь, что уже никогда не закроется), поэтому, родительского понимания нам не видать.
На сегодняшний день, у анализируемого населения, (прим. от 20 до 48 лет), редко встречаются близкие гармоничные отношения с родителями. Обычно они развиваются по трём сценариям: постоянный конфликт, полное отсутсвие контакта или соблюдение дипломатического приличия, без точек соприкосновения. Прошу иметь в виду, что это наблюдение статистическое, а исключения, которые существуют, являются именно исключениями, т.е. допустимой погрешностью.
Если бесстрастно анализировать причины этого явления, то обязательно должны обратить внимание на развитие общества в прошлом веке и составить параллелизм с другими культурами.
Все культуры мира, развили какую-то экономическую систему. Она могла быть ближе к аккумуляции или выживанию. Если культура, в своих началах, развилась в условиях сезонного обилия пищи, и сезонного голодного периода, то возникала натуральная тенденция к аккумуляции. В климатических зонах, где наличие пищи было более-менее постоянным, несмотря на её обилие, культуры не превзошли уровень экономики выживаемости (без внешнего вмешательства, безусловно).
Экономика на базе аккумуляции, подразумевает аккумуляцию средств не только для цели обмена, а для пользования и облегчения добычи дальнейших средств существования. Поэтому, освоение какой-то территории является необходимым фактором, но не единственным. Для того, чтоб экономическое развитие не остановилось на каком-то определённом этапе, должны существовать и возможность дальнейшего освоение территории, в количественном или качественном направлении, и внутренние или внешнее давление, делая необходимым указанное развитие. Внутренний фактор, это обычно прирост населения, во всех классовых слоях, а внешний это угроза соперничающих культур (примерно одинакового уровня развития).
Безусловно, экономическое развитие, требует постоянного развития, или лучше сказать, эволюции менталитета. Так как славянские культуры являются культурами производственной аккумуляции, то эволюция менталитета является частью нашей природы. Это очень важный момент.
В течение двадцатого века, все «экономически развитые» культуры, (т.е. культуры с европейскими корнями), прошли через сильную, и далеко не всегда плавную, эволюцию менталитета. От романтической национальной принадлежности, до развитого индивидуализма. Проход через стадию «социально сознательной массы», длился только между мировыми войнами на Западе, но искусственно остался силой правящего строя на Советском пространстве. Доказательство этому являются, например, школьные учебники. Практически нет изменений с 1955г до 1977г (последние, которые есть у меня в наличии) в гуманитарных предметах. А после 1965г (XXII съезд заморозил всю Хрущевскую оттепель), менялась только обложка.
Как это не печально, но должна была произойти Чернобыльская катастрофа, чтоб у людей открылись глаза. Конечно, молодежь была первой, кто поставил под вопрос весь социальный строй в целом, и в отдельности, своих собственных родителей. Молодёжь осознала себя не как члена коллектива, а как личность. Эту «массовость», которой родители придерживались, им не простили. Под вопрос были поставлены, не только определённые убеждения, а система ценностей в целом.
Родители, в свою очередь, принадлежащие к второму или третьему поколению, которое не испытало эволюцию менталитета, также, оказались неспособными адаптироваться.
Я хочу подчеркнуть, что это социологическое явление, не свойственно только бывшему СССР, а аналогический процесс произошёл также в Испании, после смерти Франко.
И так, моё и последующие поколения, поставили под вопрос систему ценностей, т.е. лишились духовных (если можно использовать этот термин, слишком громко звучит) корней, другими словами, лишились твёрдой почвы под ногами. Мы оказались посреди огромного болота, высматривая разные, более-менее устойчивые кочки. Развитие, образно, это движение. И мы так, прыгаем с кочки на кочку, на которых, к сожалению, еле помещается одна нога, не говоря уже, что может быть место для кого-то ещё. И тогда становится очень понятно, почему нам так трудно найти себе спутника жизни. Я не имею в виду разделяющего жильё, материальные обязанности, или партнёра в постели, а именно спутника жизни. Нравится нам или нет, но мы духовные сироты.
Очень многие уже утонули в болоте, другие повисли на ветках осин каких-то догматов или религиозного фанатизма.
И так, наши родители нас не понимают. Тут возникает большой вопрос. А может быть любовь без понимания? В принципе, нет. Да и они нас не любят, как личности. Они нас любят, как образ отпрыска, многие переживают за него, болеют. Но они не знают, кто мы есть (да и мы часто не уверены), поэтому их любовь, это любовь к тому дитю, которым мы когда-то были.

Если не передумаю, то продолжение следует.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments