koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Жизнь — такая короткая, а мы осознаём это слишком поздно

Эту песню, настоящую поэму, я услышал в первый раз в 1980г., хотя альбом был издан в Милане в 1971г (при Франко такое нельзя было петь)
Автор музыки и слов — Жоан Мануэль Серрат. Каталонец, Contestataire absolut. Как и я.
Но я — не поэт и не бард. 
Постарайтесь окунуться во всю глубину этих слов.  Мурашки по спине прходят.
Думаю что, мои испаноязычные друзья не нуждаются в переводе м смогут ощутить всю силу поэзии.
Для не испаноязычных я представляю мой скромный перевод.
Задумайтесь.






Colgado de un barranco
duerme mi pueblo blanco,
bajo un cielo que a fuerza
de no ver nunca el mar,
se olvidó de llorar.

Por sus callejas de polvo y piedra
por no pasar, ni pasó la guerra,
sólo el olvido camina lento
bordeando la cañada,
donde no crece una flor
ni trashuma un pastor.

El sacristán ha visto
hacerse viejo al cura,
el cura ha visto al cabo
y el cabo al sacristán,
y mi pueblo después
vio morir a los tres,
y me pregunto: porqué nacerá gente
si nacer o morir es indiferente.

De la siega a la siembra
se vive en la taberna,
las comadres murmuran
su historia en el umbral,
de sus casas de cal.

Y las muchachas hacen bolillos
buscando, ocultas tras los visillos,
a ese hombre joven
que noche a noche forjaron en su mente,
fuerte para ser su señor
y tierno para el amor.

Ellas sueñan con él
y él con irse muy lejos,
de su pueblo y los viejos
sueñan morirse en paz,
y morir por morir
quieren morirse al sol,
la boca abierta al calor, como lagartos
medio ocultos tras un sombrero de esparto.

Escapad gente tierna
que esta tierra está enferma,
y no esperéis mañana
lo que no te dio ayer,
que no hay nada que hacer.

Toma tu mula, tu hembra y tu arreo,
sigue el camino del pueblo hebreo
y busca otra luna,
tal vez mañana sonría la fortuna
Y si te toca llorar,
es mejor frente al mar.

Si yo pudiera unirme
a un vuelo de palomas,
y atravesando lomas
dejar mi pueblo atrás,
juro por lo que fui
que me iría de aquí,
pero los muertos están en cautiverio
y no nos dejan salir del cementerio.И


Весящий над  утёсом
Спит мой белый посёлок
Под небом, которым, никогда
Не видел моря
И забыл, что такое плачь.

По его пыльным каменным улочкам
Даже война не захотела пройти
Только забвение, медленным шагом
Обходит ущелье
Там, где растёт никакой цветок
Ни пастух ведёт свою отару

Дьякон наблюдал старение иерея
А иерей капрала
А капрал дьякона
Потом наш посёлок
Присутствовал на похоронах их троих
И я задаю себе вопрос, зачем рождаются люди
Если нет разницы между рождением и смертью

После сбора урожая и до сеяния
Жизнь проходит в таверне
Кумушки сплетничают при пороге
Своих известковых домов

А  девушки прядут клубки
В поиске, за занавесками
Жениха своей мечты
Образ которого мысленно создали вечерами
Сильный, как сеньор
Но нежный для любви

Они мечтают о нём
А он, мечтает уехать далеко
А старики мечтают
Мирно умереть
А раз нужно умирать
Хотят умереть на солнцепёке
С отрытым ртом, как ящерицы
Под соломенной шляпой.

Бегите, добрые люди!
Эта земля — больна,
И не ждите, что завтра вам даст
То, что не дала вчера.
Это — необратимо.

Возьми твою мулу, жену и скот,
Иди по пути еврейского народа
Ищи другую Луну,
Может быть, завтра тебе улыбнётся удача
А если придётся горевать
То легче у берега моря

Если бы я мог присоединиться
К стае голубей
И летя через холмы
Улететь отсюда
Я клянусь, всем тем, кем я был
Что я покинул бы эту землю
Но мертвецы — пленники
И мы не можем покинуть кладбище.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments