koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Официальная версия происшествия на Калиниской АЭС.

По наводке min4in

Генеральный директор
ОАО «Концерн Росэнергоатом»
Романов
Евгений Владимирович Пишет «О ситуации на Калининской АЭС»

Не могу не отреагировать на информацию, активно распространяемую в интернете по мотивам неприятного инцидента на Калининской АЭС.
Напомню, что 14 июня, днем в машинном зале первой очереди КлнАЭС, на ремонтной площадке, в результате соскальзывания с траверсы укрупненного модуля конденсатора турбогенератора весом около 108 тонн, произошло его падение с высоты 4-х метров. Итог падения: много грохота, модуль поврежден, поверхность ремонтной площадки машзала на отметке «0» также повреждена. Но при этом повреждений технологических систем и оборудования не было. Оборудование машзала как работало, так и работает, энергоблоки находятся в работе, изменений в режиме несения нагрузки не было. Работает комиссия по установлению виновных в инциденте.
Каково же было мое удивление, когда сегодня обнаружил в интернете описание «несостоявшегося апокалипсиса» на Калининской станции, и что только «Божий промысел» (цитата) предотвратил «ядерный взрыв» и спас Москву и Санкт Петербург от неминуемой эвакуации.
В основе этой версии — предположение, согласно которому блок весом в 108 тонн (!) должны были краном переносить аккурат НАД работающей турбиной. И, мол, если бы в этом случае блок упал на турбину, то неминуемо в результате разрушения защитного корпуса ротор турбины или генератор «полетел бы рикошетом в сторону оболочки реактора» и не факт, что реактор выдержал бы такую экзекуцию.
Несколько моментов, на которые я хочу обратить внимание в связи с этой ситуацией.

1. Главное. Работы по перемещению модуля проводились в пределах ремонтной площадки, расположенной примерно на расстоянии 50 метров от турбины. Станция готовится к летней ремонтной кампании и на площадке концентрируется необходимое оборудование. Кроме того, ни одна транспортная схема, которая существует в проекте производства работ, не предусматривает транспортировку отдельных модулей и вообще каких бы то ни было существенных грузов непосредственно над турбиной. Маршрут, по которому переносятся подобные конструкции, был разработан и согласован с представителями станции, «Турбоатома» (производителя турбины) и других организаций. Подобные расчеты на то и делаются, чтобы в случае подобных и более тяжелых инцидентов основное оборудование не было повреждено.
При любом развитии событий турбина и генератор не могли быть задеты в принципе, а реактор тем более: он вообще территориально находится в другом здании, защищен гермооболочкой из напряженного железобетона толщиной более метра, между реакторным отделением и машинным залом находятся многочисленные сооружения и конструкции. И все рассуждения о полете ротора турбины или генератора с попаданием в реактор являются досужими домыслами неспециалистов, которым, видимо, слава голливудских сценаристов покоя не дает.

2. Теперь о якобы возможном влиянии на центровку ротора турбины. Как я уже упоминал, конструкции, на которых установлена турбина, находятся примерно в 50 метрах от ремонтной площадки. Падение модуля с любой высоты никак не могло привести к каким бы то ни было «гравитационным» воздействиям на турбину.

3. Вообще любая АЭС – это достаточно живучее сооружение, рассчитанное как на внешнее воздействие тяжелых объектов, так и на весьма внушительные землетрясения силой в 7 – 8 баллов. Даже при самом фантастическом и гипотетическом сценарии падение 100-тонного груза на корпус турбины – не самое тяжелое испытание из возможных. Сам корпус рассчитан на то, чтобы выдержать, например, отрыв лопатки ротора – такая ситуация при сверхвысокой скорости вращения и больших физических размерах турбины много хуже.

И еще одно. Многие задаются вопросом: а почему поврежденный модуль до сих пор лежит в машзале? Мол, атомщики в шоке? Отвечаю: но ведь и вы при совершении ДТП не едете в тот же момент в автосервис, а ждете инспектора для определения виновного. Сейчас на станции работает комиссия с максимально широким представительством, цель которой – определение причин и виновных. Как только комиссия закончит работу – приступим к детальному обследованию модуля на предмет его повреждений и транспортировки.
В случившемся нет ничего приятного. Но условия безопасного функционирования станции нарушены не были, все четыре блока находились и находятся в работе. А само это событие по своим характеристикам не попадает даже под требования обязательного уведомления МАГАТЭ и общественности, так как не является существенным для безопасности.



Источник: http://blogi.rosenergoatom.ru/romanov/o-situacii-na-kalininskoj-aes/

Мой комментарий: отыетственные всегда стараются минимизировать масштаб ЧП и это логично. Также логична реакция публики, которая отлично помнять Чернобыльскую трагедию, последствия которой смогут полностью оценить только будущие поколения.
Политики и чиновники не должны забывать, что авария на ЧАЭС была главным катализатором развала СССР.
И, в конуе концов, все мы должны понимать, что даже самые мелкие аварии не могут происходить на техногенно аварийно-опасных объектах типа АЭС. А падение генератора весом в 108 тонн это отнюдь не мелкая авария, даже если мы её подщитаем в размерах материального ущерба.
Да и Евгений Владимирович Романов отнёсся к этой аварии, с той же лёгкостью, как может рассказывать о проколе шины на казённом Мерседесе.
Тут очень большая цепочка ответственностей (конечно, всё свалят на крановщика) и уголовных, и материальных.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments