koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Как я потерял 20 000 долл. комиссионных и лучшего клиента в Сергиевом Посаде. Ч.I.

Навеяно: Вписом semesyuk

Не раз я водил моих знакомых чужеземцев с экскурсиями по православным храмам, особенно в Киеве, откуда я родом.

Ну, служба во Владимирском Соборе, ничем особо поразительным не отличалась, за исключением, что хор там был из Держоперы.
Моим друзьям запомнилось именно это.

Потом, в 1990 г., никогда раннее там не быв, повёл друзей в Новодевичи в Москве. Ничего интересного, ничего отличимого.

А вот в конце февраля/начале марта 1997г., надеясь на нейтральность обстановки, повёз делегацию в Сергиев Посад.

О, Боже!

О стоянке промолчу, так как это всемирная практика, но возле стоянки сформировалась стихийна сувенирная толкучка, с такими же товарами, что и на Ленинских Воробьёвых горах или на Арбате, но с ценами на 85% дешевле, чем в Москве. Бензин оправдался [:)].

А вот у входа в монастырский комплекс, кого я вижу???

Да-да.

Братков, таких, как показывают в фильмах, которые снимали плату за вход и хотели по 20 долл. за право на снимку на территории (такое было оповещано на входе) с каждого рыла посетителя с фотоаппаратом.
Так как мы (2 дамы, одна из которых сразу надела на голову только что купленный платок «русская красавица», мой друг из Аргентины, чисто Скандинавской внешности и Ваш слуга), тупо надеясь друг на друга фотики оставили в доме в Тайнинке, платить отказались, из-за неналичия состава.

Зашли в храм службу посмотреть.

Так я, подчёркиваю, Я, чуть кондражку не схватил.

Это было что-то напоминающее утреннюю гимнастику. Зал храма был полон и во время богослужения, (которое, признаюсь не знаю) все, как в армии бросались на колени, потом били поклоны, ботом быстро вскакивали...

Не думаю, чтоб они (а это были и братки, и девушки, и бабы бальзаковского возраста, и дряхлые старухи) осознавали на 1% всю мистику Васильевского обряда. Это говорит, полный агностик-похуист.

Мои друзья аргентинцы были не только в шоке, а в полном ахуе и пожелали быстрей оттуда (из храма) выйти. Не представляю, что у них проходило по мозгам.

Ну, мы вышли, чтоб посмотреть на архитектурный ансамбль Посада.

Дамы, одна из которых архитектор, рассказывает своей подруге врачихе о стилях, кладках, и пр.

Мы с другом, в свою очередь обсуждаем как развлечь дам вечерком и как будем добираться в пьяном виде из Центра до Тайнинки, когда присутствуем при следующей сцене:

Какая-то дама, в платке «русская красавица», и в норковой шубе, умилённо снимает на Никон с огромным угловым объективом купола одной из часовен. Тут подбегает браток, тот, который нам хотел в нагрузку продать право на фотосъёмку.

Напомню, одна из наших дам, тоже была в только что купленной на толчке «русской красавице», но на ней были брюки их твида и дублёнка.

Он хватает камеру за объектив, вырывает её у дамы, толкая её в обледеневший после оттепели сугроб. Та падает в очень не женственной форме и начинает покрывать верезгливым матом амбала. Тот открывает аппарат, и засвечивает плёнку под звук праздничных колоколов: служба закончилась.

Мы — немые свидетели.

По лестнице храма вываливается очень конкретный браток, лет за 40, с тремя лбами в окружении. Летит, как пуля, к охраннику храма, вырывает из рук фотоаппарат и тупо разбивает объектив за 3000 долл. на башке братка-охранника монастыря. К нему подоспевают остальные братки из охраны, уже со стволами в руках. Сопроводители быстро достают свои.

Вы подумаете, что всё затихло и выходившая паства из храма пала ничь?
«Дурачок!», — как сказал бы Райкин.

Паства, от самых молодых до самых старых, делала вид, что не видела ничего и шагом, чуть быстрее обычного, двинулись к воротам крепостной стены, правда, в полном молчании. Наверно уразумевая проповедь святого старца.

Охранники сделали примирительный жест, а оружие было спрятано обеими сторонами.

В итоге, браток-пахан, перестал портить портрет охраннику, резко поднял свою даму уз сугроба со словами:
«Сегодня воскресенье, завтра тебе и не такую „Никошку” куплю… Ну хочешь, я его сейчас с говном смешаю? Даже тут, на святой земле?»…

И так, сзади нас, из-за корпуса обители появились наши дамы, весело чирикая.
Тот браток-охранник, которому портили портрет, сквозь выбитые зубы, проорал, указывая на жену моего друга, в платке «русская красавица»:
«Это она на съёмку не заплатила!!!», — указывая на жену моего друга — «Платок… я ошибся…».
Дамочка, из сугроба, ответила визгливым голосом:
«Прибей этого пидора, чтоб я видела, как у него кишки из глаз вылазят!».
Получилось что, крутой братан, со всей дури потушил охранника и отправился на выход.
В этот момент подбегает к нему не идентифицируемый по званию толстопузый в рясе.
Так, вместо того, чтоб братан ему руку лобзал, тот лобзал ручищу братана. О чём говорили, не было слышно.

А я — мудак, всё переводил.

Сейчас, я останавливаюсь на своём рассказе.

Просто потому, что хочу, чтоб мои любимые читатели осознали, что произошло, в глазах этнического датчанина, аргентинца, в четвёртом поколении.

В течение 24ч. Будет продолжение рассказа.

Ваш, Кощей.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments