koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Categories:

Ненужные вещи.

Сегодня искал старые документы в серванте. Все документы, у нас, по старой кивской привычке в серванте, в отделении для скатертей, под ними.
Мне потребовалось свидетельство о первом браке и разводе, но это не к теме.
В отделении для приборов, я обратил внимание на большую коробку оббитую дерматином, на этой коробке - латуньевая нравированныя табличка: "Счастья!".

Эта коробка всегда там лежала. Я вытащил её из ящика и открыл. Это оказался мельхиоровый, серебрёный набор приборов (всё по 6. вилки и ножи для закусок, рыбы и основного блюда, ложки супные, чайные и десертные и 1 поварёжка). Я спросил у мамы его просхождение (всегда это коробка лежала в этом ящике в очередных сервантах). Оказывается, что это был подарок на мамину свадьбу, в 1960г!. И надо было этим приборам пролежать 13 лет в Киеве, приехать на другой конец света, чтоб за 45 лет НИКОГДА не быть использоваными.
К счастью или несчастью, всю мою жизнь в Киеве, мы прожили "на чемоданах". Мои родители мало чем обзавелись, за исключением фортепиано, телевизора, пылесоса и ГДРовским гарнитуром, но самая последняя покупка была в 1966г. Стиралку и холодильник ДНЕПР-2, отец получил в премию ещё у Антонова. Это как-то спасло нашу семью от "Плюшкинства". Вот сейчас я наблюдаю за знакомыми, за сестрой... Какое у них количестао вещей, когда-то приобретённых, которыми НИКОГДА не пользуются!
Есть над чем позадуматься.
Но самый патетический случай, с троюродной сестрой папы и её наследниками:
Тётя Валя была лет на 10 старше моего папы. Я её помнил противной и злой тёткой. Её муж был военным, но не простым, а лётчиком-испытателем, который провел первые полёты АН-10А и Антея. Получал он огромные деньги и базовался на Почтовом Ящике 4 (КБ Антонова, на нынешней Туполева).
За какой-то очередной удачный полёт ему дали трёхкомнатную квартиру (с одним ребёнком, дочерью) на Мечникова (Кловский спуск) сразу за больницей. Тётя Валя была счастлива, но ему не нравилось вставать на час раньше, чтоб добираться до Святошино на 23-м трамвае (метро ходило только до Большевика, т.е. Шулявки).
Я помню новоселье, по-моему в 1969г. Тётя Валя обзавелась роскошной, по тогдашным понятиям, мебелью. Большую комнату она превратила в столовую/гостиную. Поставила там польский сервант в стиле Бель-Эпок, с инкрустациями, таким же столов на 8 мест в сложеном виде, стульями оббитыми бордовым заменителем бархата, и также диван того же тона и материала. Стулья были в полиэтиленовых защитных чехлах, один из которых я снал, за что получил строжайший выговор.
В серванте, все верние дверцы, за исключением центральной, были застеклённые "Биселе", а на центральной было настояшее витро, со свинцовыми разделениями, изображавшее буколическую цену.
Справа и слева, красовались, как в музее китайский фарфороый и хрустальный сервизы на 12 персон.
За витро была подсветка, которая создавала особый уют в вечерней обстановке которую тётя Валя постоянно выключала, а её дочь, Света, постоянно старалась включить. Не то чтоб тётя Валя экономила электричество: в люстре было лампочек на 500 ватт, а ей мешала освещённая пастушка. Тётя Валя, покрыла обшивку стула целлофаном и заклеила его пластырем.
Я больше к тёте Вале не ходил, до самого нашего отъезда, в конце 1972г.
На стульях был тот же старый полиэтилен, залатанный много раз клейкой лентой. На диване был чехол сделанный их кухонной клеёнки.
Света, была беременной: на втором курсе вышла замуж. Муж тёти Вали умер.
Света смеялась над мамой, что ни хрусталь, ни сервиз даже на свадьбу не разрешила использовать.
В следующий раз, в этом доме я был в 1994г.
Таже обстановка.
Тётя Валя умерла.
19-и летняя дочь Светы, Аллочка, которую мать держала в ежовых рукавицах, никуда не пускала, проверяла оценки в Универе, жаловалась, что по субботам, утром будила в 8 для проведения уборочки. Ей приходилось покрывать газетами стол у выкладывать все пьесы сервиза и хрусталя, протирать их тряпочкой и снова ставить и исходное положение.
Стулья были покрыты очередным пластиком, а на диване была таже клеёека, только очень потёртая.
Светку я всё-таки раскрутил: заставил использовать хрусталь. Она со страхом и трепетом достала рюмку для водки, осторожно помыла и дрожала наж ней до моего ухода.
Больше я в этом доме не был, но из 100% достоверных источников (вы уже догадываетесь, каких) мне доложили, что Света с мужем переехали жить в Бучу, а в квартире сейчас живёт 32-х летняя разведёная и бездетная Аллочка, и что обстановка ничем не изменилась. И что Аллочка была готова дать всё, только не выпить из хрусталя...
Так вот, сколько такого хрусталя и фарфора в бывших советских квартирах! Мы можем ещё приписать к ним различные хрустальные вазы сомнительного вкуса, и тысяча других вещей никогда не использоваащись по назначению, как и прибор моей мамы.
А, между прочим, у меня уже тоже есть подобные прибор: на вторую мою свадьбу, жена посла Ордена Мальты в Аргентине, кн. Родзивил, подарила мне набор из шести десертных серебряных ложечек с 24-каратной позолотой и инкрустацией из изумрудов, формируя веточку оливы. Сначала думал отдать их Ирине, но фигушки.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments