koshchey (koshchey) wrote,
koshchey
koshchey

Categories:

В плену у террористов: Впервые Ирма Крат рассказывает свою историю. Ч2

Продолжение...
Начало здесь

– Она в каких условиях находилась? Ходили слухи, что она в привилегированных условиях, на полусвободном положении. Это неправда?



Мэр Славянска Неля ШтепаМэр Славянска Неля Штепа
x
Мэр Славянска Неля Штепа
Мэр Славянска Неля Штепа



– Нет, не на полусвободном. Она была закрыта в комнате на ключ –   это не свободное положение. Завели меня в комнату, я спрашиваю: "Вы кто?" Она мне говорит: "Я мэр города Неля Штепа. А вы кто?" – "Я сотница с Майдана Ирма Крат". Рассказала ей свою историю. Она говорит, что была дома, у нее дом около горсовета находится. "Смотрю в окно, вижу, что бегут автоматчики в сторону горсовета. И понимаю, что будет захват". Она звонит начальнику райотдела и говорит: "Слушай, там бегут с автоматами люди". Начальник райотдела отвечает: "Все нормально, не переживай. Это наши люди". То есть чуть ли не украинская армия. Она говорит, что в тот день очень много людей собралось возле горсовета, стали митинговать, паниковать: что это такое, кто это такие? Она пошла в горсовет, начала успокаивать народ, что это наши люди, все хорошо, успокойтесь. А потом, когда поняла, что это не наши люди, по скайпу вышла на Савика Шустера и вечером дала интервью, что она за Украину и что ее обманули. Я видела этот прямой эфир как раз перед отъездом из Киева. А, может быть, она поняла, что в любом случае Пономарев заберет у нее место мэра, и решила все-таки поддержать Украину.  После этого ее арестовали и бросили на третьем этаже в комнату, в кабинет. Она говорила, что ее избили, просили написать заявление на увольнение. Ударили в голову один раз и начали бить по ногам. А я, говорит, лежу и думаю: "Да ну нафиг так бить – напишу заявление на увольнение". Она подняла штаны, у нее на ногах действительно были ссадины, синяки. И она написала им документ, что я такая-то, мэр города, хочу сложить обязанности в связи с состоянием здоровья. Такую легенду она придумала или ей придумали. Она говорит: "Надо, наверное, поспать, потому что завтра сессия горсовета, буду читать, что я ухожу, а депутаты должны проголосовать. Надо прическу сделать". Я говорю: "Чтобы народ понял, что вы не добровольно уходите, не надо делать прическу. Вы сейчас в спортивном костюме, не надо переодеваться. Потому что народ глупый у нас, подумает, что действительно вы хотите уйти". Она послушалась меня, не делала прическу и пошла в спортивном  костюме. Потом возвращается назад. Я спрашиваю: "Что депутаты? Как реакция?" Она говорит, что депутаты в первый раз увидели, что мэр города заходит на сессию горсовета в спортивном костюме и без прически. У всех, естественно, шок. "Они ничего не говорили, женщины плакали, рыдали". Увидели первый раз Штепу не как королеву красоты, а как будто из концлагеря привезли. Они поняли все и не проголосовали. Ее вернули назад в комнату. Потом опять созвали сессию, опять не голосуют депутаты: они же поняли, что происходит, что она не добровольно. Потом, насколько я понимаю, их протянули всех через подвал, хватило по два-три часа. Всех вызвали на сессию горсовета, короче говоря, заставили поднять руки. Они опустили головы, Штепа расплакалась, все единогласно приняли решение, что все-таки ей надо уйти. Так издеваться над человеком только садисты могут.  Чем лучше она сидела, чем мы, если сравнить? У нее дочка есть, у дочки маленький ребенок. Постоянно дочка плакала под горсоветом с ребенком и просила только об одном: "Можно я буду к матери приходить и приносить кушать?" Штепа отказывалась есть то, что готовили на кухне, говорила, что ее хотят отравить. Дали добро дочке, что она может один раз в день приходить и приносить ей покушать, под конвоем, то есть проверяют, есть ли телефоны, что в сумках, чтобы ничего такого не занесла. Я Штепу морально успокаивала, поднимала дух. После этого нас разлучили.  Сказали, что я плохо на нее действую. Вместе бороться как бы веселей, не так страшно. А когда ты в одиночке сидишь, совсем по-другому себя чувствуешь. И нас расселили. Рядом маленькая комната архива была, меня заселили туда. А Штепа попросилась ходить на кухню работать. Она две недели ходила на кухню готовить еду – это единственное, что ей  разрешили за три месяца. Она работала под конвоем там. А перед тем, как освобождали Славянск, не знаю почему, ей запретили ходить на кухню.  



– Сейчас Штепа снова арестована и обвиняется в сотрудничестве с сепаратистами. Обвинение необоснованное?  






Двух дней плена хватит, чтобы агитировали за Аргентину, даже не за Россию



– Это я могу подтвердить. Почему ее обвинили? Она давала интервью. Извините, женщина плачет, женщина в спортивном костюме, возле нее автоматчики. Она плачет и говорит: "Путин, прийди сюда и освободи Славянск". Конечно, она от страха будет говорить что угодно. Она не такая сильная духом, как я. Я до конца за Украину. Меня можно убить, но победить меня невозможно. А бывают люди такого плана, что ей все равно, какого цвета будет флаг, лишь бы не было войны. Путин придет, придет украинская армия или будут ополченцы, самое главное для нее было, чтобы она осталась мэром города, чтобы не бомбили Славянск, а цвет флага ее не интересовал. Вот это ее была позиция. И, самое главное, выжить. Она постоянно боялась, что ее убьют. Говорила, что с нее требуют шесть миллионов гривен ополченцы. Шесть миллионов гривен – и ты свободна. А я ей говорила, что, если я первой выйду на свободу, я буду просить ополченцев, чтобы вас отпустили в Киев. Все буду делать для того, чтобы вас вытянуть отсюда. Мы с ней договорились, что кто первый выйдет, тот того и будет спасать. Даже если бы она триста раз меняла свое мнение, все равно для меня она не слабая духом женщина, и то, что она пережила, не каждый мужчина переживет. Те, кто ее осуждает, пускай побудут в плену хотя бы два дня. Не трех месяцев, а двух дней хватит, чтобы агитировали за Аргентину, даже не за Россию.



– А кто из сепаратистов с вами разговаривал? Гиркин-Стрелков, Пономарев?



– Пономарев часто приходил. Пономарев был одиноким человеком, ему не с кем было пообщаться, и он любил со мной подискутировать, приходил ко мне в камеру, отстаивал интересы Новороссии, а я воевала за Украину. Но он меня не хотел убить, ему нравилось, что я не предательница. Всем нравилось. Ромашка – снайпер, которого убили, он тоже говорил, что вы все предатели, а Ирма – патриотка. Если честно, многим из тех, кто там был на руководящих должностях, не с кем было поговорить. Потому что контингент собрался такой – бывшие заключенные, книг не читали, стихов не читали. Я пишу книгу, им даже неинтересно, что я пишу. Я написала стих, говорю: "Давайте я вам прочитаю стихи за Украину". Они говорят: "Мы не любим стихи". А я много написала в поддержку Украины, украинской армии стихов. Никто не запрещал, никто не издевался. Им все равно было. Хочешь писать стихи – пожалуйста, пиши. Не хочешь писать – не пиши. Хочешь писать книгу – пожалуйста. Меня журналисты спрашивали: "А почему вам разрешали писать книгу, а другим не разрешали?" Другие не просили ручку, не просили бумагу. Если бы они попросили, да какие вопросы? Хоть целый сценарий пишите и фильмы готовьте.



"Я буду любить Украину даже в гробу"



– Вы ведь Стрелкову и Путину написали письмо?




Они хотели за меня сто тысяч долларов



– Да. Это когда Пономарев говорил, что тебя нет в списке пленных. "Мы тебя хотим обменять, а они тебя не обменяют, потому что ты критиковала украинскую власть. Им выгодно, чтобы ты у нас была. Я тебя, если буду отдавать, то только на обмен и плюс выкуп". Они хотели за меня сто тысяч долларов. Я прошу: отпустите, пожалуйста. Пономарев говорит: "Они хотят, чтобы я сделал поступок доброй воли, чтобы просто отпустил и уходи. А у нас война, у нас такие номера не проходят, они хотят нас обмануть". Насколько он мне правду говорил, это тоже под вопросом. Потому что украинская сторона говорит наоборот, что мы просили, умоляли, все делали, но Пономарев просил сто тысяч долларов и хотел обменять чуть ли не на трех генералов меня. Потом приехал ко мне через месяц или полтора Максим Шевченко. Была встреча – я, Шевченко и Пономарев. И Шевченко говорит: "Генеральный директор "112 телеканала" просит, чтобы я посодействовал, чтобы тебя отпустили, я прошу Пономарева это сделать. Если руководство примет положительное решение, ты будешь на свободе". Я думала, что меня все-таки отпустят. Максим Шевченко уехал, но меня никто не отпустил. Потом украли трех журналистов Lifenews. Пономарев заявил по телеканалам, что готов обменять на Ирму Крат троих "лайфньюсовцев", но украинская сторона отпустила просто так "лайфньюсовцев", а меня не обменяли. И когда я вышла на свободу, мои друзья подтвердили, что да, Ирма, была такая ситуация, когда были пойманы журналисты Lifenews, их отпустили, сделали жест доброй воли, а про тебя якобы опять забыли. После этого, конечно, я  расстроилась, расплакалась. Сидеть в одиночке врагу не пожелаю. Написала Гиркину письмо, чтобы меня расстрелял. "Я любила, люблю и буду любить Украину даже в гробу, но нашей стране не нужны патриоты". Отдала охране. Они: "Мы такое письмо не будем передавать". А охрана привыкла ко мне, уже сколько охраняют. Я говорю: "Отдавайте письмо". Три дня не отдавали. Я объявила вторую голодовку, на девятый день голодовки пришел какой-то командир и говорит: "Мне говорят, что девчонки  не кушают". Из этих слов я поняла, что Штепа меня поддержала, Штепа узнала о том, что я объявила голодовку. Думаю – молодец. Мы хоть и находимся на одном этаже, но последние недели мы друг друга не видели, потому что она даже в туалет не выходила, а могли пересечься только в туалете. Она в мою комнату передала книгу Алексея Толстого "Эмигранты" и две иконы. Переживала за меня.



– А когда Пономарева арестовал Гиркин, его посадили рядом с вами?



"Народный мэр" Вячеслав Пономарев"Народный мэр" Вячеслав Пономарев
x
"Народный мэр" Вячеслав Пономарев
"Народный мэр" Вячеслав Пономарев


– Нет, насколько мне известно, его в здании СБУ держали. Мое мнение, почему его арестовали: начали стрелять по горсовету свои же люди, ополченцы. Когда он понял, что началась настоящая война, что тут все будет не по-честному, он смотал удочки, пытался бежать, не захотел оставаться в ополчении. Его, насколько я понимаю, поймали на границе, и за то, что он сбежал, посадили в подвал. А когда был обстрел, попало в мое окно, стекло разбилось. Я испугалась, конечно, очень сильно. После этого я написала письмо.



– Но Гиркин не ответил и вообще с вами никак не связывался?



– Нет, не ответил. Но у него письмо это есть. Если у него попросить, я думаю, что он даст. Потому что мало кто верит, что я вообще такое письмо написала. Думают, что люди не могут писать такие письма. Но настоящие патриоты могут. Просто надо этот кошмар и ужас пережить. Гиркин сто процентов получил письмо, потому что в это время он в  Славянске находился.



"Похоронимся в подвале и ни разу бандеровца не увидим"



– Изменилось что-то после этих месяцев плена в вашем отношении к происходящему на востоке Украины?



– Я им сочувствую. Я их не поддерживаю абсолютно, но тому контингенту, который охранял, в ополчении находился, не просто сочувствую, а очень сочувствую. Их обманывают на каждом повороте. Можно поверить, что я "Беркуту" головы отрезала? Я говорю: "Вы меня охраняете, вы видите, что я за человек, я пишу стихи, я пишу книгу. Неужели вы не можете понять, что это обман?" А они поверили, что это правда. Сидят под дверью молодые парни и говорят, а я слышу их разговор: "Так что же, похоронимся в подвале и даже ни разу бандеровца не увидим?" Можно таким людям сочувствовать или нет? Для них бандеровец с рогами, с копытами, что-то страшное. И они в это верят. Самое обидное, что они не понимают, что война никому не нужна. То же самое, как и я, мы вообще шестерки в этом  деле. Пословица есть, что паны дерутся, а у холопов чубы летят. Я им всем объясняла: неправда, что всех русскоязычных хотят убить. Они мне вопрос задают: "Ирма, ваши солдаты сказали, что всех русскоязычных будут расстреливать". Я говорю: "Вы такой бред говорите. Как вам после этих слов не сочувствовать?" Почему я не верю в то, что говорят русские телеканалы, и часто не верю в то, что говорят украинские телеканалы?  Потому что у меня есть свой мозг, я анализирую. Я езжу на место событий, чтобы понимать народ, я не прячусь, как другие народные депутаты. Я поехала на юго-восток, я понимала, что могут задержать, но все равно поехала для того, чтобы с ними пообщаться и показать, что мы вам не враги, что мы можем к вам приезжать без оружия, так, как я это сделала, я им объясняла: я приехала к вам без оружия, без гранат, без пистолета. Я приехала с миром.



"Вся Россия верит, что я киллер"



Ирма Крат на МайданеИрма Крат на Майдане
x
Ирма Крат на Майдане
Ирма Крат на Майдане


У меня охрана менялась каждые две-три недели, чтобы не было привыкания. Когда я начала с ними общаться, они чуть ли не вставали на сторону Украины. Мне последний месяц вообще запретили общаться с ополченцами. Потому что я знаю, как надо общаться с людьми. Если мне надо что-то доказать, я в любом случае докажу. Когда они сами понимали, что их обманывают, что их используют, а им же обидно, что вы нас за лохов держите, почему вы сказали, что Ирма пытала "Беркут", она особо опасна и мы ее охраняем как особо опасную, а оказывается, она никого не пытала. Это их возмущало, тех, кто понимал. 10-15 дней мне нужно было для того, чтобы они это поняли. А сколько у нас еще такого народа, сколько у нас миллионов обманутых! Вся Россия верит, что я киллер. Свято верят, что я убийца. Потому что я сама по себе добрый человек, но черты лица, если посмотреть, у меня грубые. Под киллера, под сюжет я очень даже подхожу, потому что я сильная духом, очень часто наезжала в судах, кричала, отстаивала интересы народа. С властью я ласково никогда не общалась. Порезали видеокуски, закинули в интернет, как я могу общаться с властями, и очень даже подошло под роль садистки и киллерши. 



– Ирма, я знаю, что вы встречались сейчас с представителями ОБСЕ. Вы готовите сейчас вместе с другими заложниками иск против России в Страсбургский суд?



– У меня этим вопросом занимается адвокат. Честно говоря, у меня нет времени. Потом мне пришло письмо, что мое дело засекречено и я не имею права общаться с журналистами. Я им говорю, спасибо, но это нарушение, как это я не имею права общаться с журналистами? Если я буду держать информацию в себе, это большая вероятность того, что меня завалят. Лучше я эту информацию озвучу, скажу вам, журналисту, что у меня требовали сто тысяч долларов, у Штепы требовали шесть миллионов гривен и Штепа была избита – этого ведь никто не говорит. Я считаю, что журналист должен рассказать все от начала и до конца. Почему до этого не давала интервью? Во-первых, мне тяжело было даже разговаривать. Во-вторых, тяжело вспоминать. Вы чувствуете, я когда вспоминаю эти все моменты, я даже заикаюсь, потому что мне тяжело. Когда я сидела в подвале, ко мне подходит мужчина, я его спрашиваю: "Вы меня изнасилуете?" – "Нет". – "Убьете?" – "Нет". И говорит на полном серьезе: "Мы тебя живьем закопаем". Я сижу и три месяца думаю, что меня живьем закопают. Это спасибо Богу, что крыша не поехала. Что значит сидеть в камере-одиночке? Там не то что с ума можно сойти. Честно говоря, я думала, что лучше умереть. Все прячутся в подвал, а у нас начинается бомбежка. Ты лежишь с иконой в руках, не выпуская ее, с 10 вечера до 3 утра, и смотришь: вот сейчас в твое окно опять попадет. Ты сто раз за ночь молишься, не спишь. Я 10 дней продержалась и не ела. Они в шоке были от того, что я патриотка. Прошло три месяца: как они только ни издевались, а я все равно не сдаюсь. Когда я написала письмо, что прошу меня расстрелять, потому что я любила, люблю и буду любить Украину даже в гробу, они вообще охренели. Они меня зауважали после этого. 



"Я в плену так не плакала, как на свободе" 



– Я выхожу на свободу и начинаю изучать материалы, смотреть, кто вставал на мою защиту. "Украинская правда" пишет: Ирма Крат никогда не была журналисткой. У меня 7 лет было издание, газета "Свобода слова", я редактор, 12 страниц. Каждую неделю выходила газета. Я своими руками набирала, ездила по Полтавской области, самые горячие репортажи, самый большой тираж. Какое вы имеете право меня называть не журналисткой? Новостной интернет-телеканал я сама создала и набрала команду. Какое вы имеете право называть меня не журналисткой? Первый человек, который вывел на Майдане прямой эфир и научил "Громадьске телебачение", как выходить в эфире с места события, – это была я. Потом появилось через пару дней Радио Свобода, и мы работали, можно сказать, на пару. И вы называете меня не журналисткой! Это разве не предательство? Лучше бы меня убили!



Что мне обижаться на Россию, если и так было понятно, что Россия смонтирует эти репортажи? Мы их враги, грубо говоря. Но больно, когда тебя предают свои люди. Украинский журналист помогал НТВшникам делать репортаж, выстроить хронологию событий. Обидно или нет? Хочется после этого плакать. Все иностранные издания встали на мою защиту: Италия, Франция, Германия, Голландия, а Украина промолчала. Почему моя страна не встала на мою защиту, не сделала репортаж, что это неправда? Даже не соизволили пустить бегущую строку о том, что Ирма Крат не принимала участия в пытках на Майдане, что Ирма Крат не может быть киллером. Пятый канал показывает: освободили из плена Ирму Крат, которая обвинялась в пытках над "Беркутом". Надо было пустить фразу: против нее сфальсифицировали дело ополченцы или Россия и удерживали в плену. А они сказали так, что будто бы подтвердили, что Ирма Крат освобождена из плена, напомним, что она обвинялась в пытках на Майдане. Как я после этого должна относиться к украинским журналистам? Обидно мне или нет? Я в плену так не плакала, как я плакала две недели на свободе. Я боялась кому-то дать интервью, потому что думала, что опять напишут что-то плохое. 


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments